Алексей Салов —
ведущий звёздных презентаций

Весной 2016 года мне повезло начать сотрудничество с издательством «Эксмо», абсолютным номером 1 в России и одним из крупнейших в Европе. Точнее, я уже работал с «Эксмо» как филолог-фрилансер, но теперь рискнул предложить свои услуги ведущего. Почему? Ответ прост: за плечами был полезнейший интенсив «Прокачка» от лучшего ведущего страны, после которого я отчётливо понял: чтобы выходить на новый уровень, необходимо пробовать свои силы в работе для самой взыскательной публики. Но как ведущему из региона, пусть и полному сил и амбиций, попасть на столичные мероприятия, где главные герои – знаменитости? Миссия казалась невыполнимой, но вдруг меня осенило: я люблю литературу и разбираюсь в ней профессионально, а книги презентуют не только писатели, но и звёзды самых разных сфер, от шоу-бизнеса до спорта. Словом, оставалось лишь набраться смелости и действовать.

В итоге, благодаря «Эксмо», я был ведущим книжного фестиваля «Красная площадь» (и почувствовал, каково это: работать в самом сердце страны) и 29-й Московской международной книжной выставки-ярмарки, знакового культурного события с 37 странами-участницами. Я работал на презентациях книг целого ряда знаменитостей, среди которых певица МакSим, оперная дива Любовь Казарновская, телеведущий Дмитрий Шепелев, комментатор Виктор Гусев, президент Ночной Хоккейной Лиги Александр Якушев (смотрите видео с презентации), гимнастка Светлана Хоркина и другие. Гостями и участниками доверенных мне событий были, к примеру, заслуженный артист РФ Максим Аверин, «Детский доктор мира» Леонид Рошаль, певица Юлия Савичева, генеральный директор The Walt Disney Company в России Марина Жигалова-Озкан, путешественник и ведущий культовых программ «В поисках приключений» и «Вокруг света» Михаил Кожухов.

Каждое из этих событий дарило мне новый опыт и сильные переживания, но подробнее я хочу рассказать о трёх презентациях.


ДМИТРИЙ ШЕПЕЛЕВ

Правильные слова не мозаика, инструкции по сборке не существует, и об этом опыте писать очень сложно. Для меня это был серьёзнейший профессиональный вызов: колоссальная ответственность перед автором и издательством не только мотивировала, но и обременяла. После утверждения моей кандидатуры я провёл неделю в плену неизвестности, не зная, чего ожидать. Я волновался, что герой встречи будет напряжён, замкнут и как телеведущий экстра-класса, изначально не желавший доверять работу на презентации кому-то другому, попросит меня не вмешиваться в процесс. Я подозревал, что шум и ярость, которые продолжают циркулировать вокруг истории его жены Жанны Фриске, сдетонируют в зале скандалом, что обсуждать будут не светлую книгу о любви и борьбе со смертельной болезнью, а личное и неприкосновенное.

К счастью, я ошибся. Дмитрий был открыт, приветлив, и я оказался в почётной, а не формальной роли ведущего. И, хотя попытка провокации в зале всё-таки была, она ещё больше сплотила тактичную аудиторию. Разговор получился корректным и добрым, можно было держаться естественно, не нагнетать трагический пафос, улыбаться, когда это позволяли воспоминания героя, слова гостей, сама атмосфера. Тёплая благодарность Дмитрия Шепелева за совместную работу на площадке и (как сообщили из издательства на следующий день) его желание доверить мне другие презентации книги «Жанна» – один из самых ценных отзывов, которые я получал в профессии.


МАКSИМ

Марина Максимова… Не выходящая из моды талантливая дюймовочка, под нежный голос которой все мы когда-то вздыхали о неразделённой любви. Но гораздо крепче у меня другая ассоциация с МакSим: она единственная легенда поп-сцены, которую так беззаветно любят суровые футбольные фанаты, только её «девчачьи» песни скандируют на секторах под барабаны, файеры и ритмичные хлопки тысяч крепких ладоней.

Яркая и весёлая, харизматичная и глубокая, умеющая, когда нужно, держать удар, в доску своя для поклонников и приветливая для всех, Марина была на презентации автобиографии и утончённой леди, какой стала за годы заслуженной славы, и той задиристой провинциальной девчонкой, что нагрянула когда-то в столицу с большой хозяйственной сумкой, детским восторгом и страстной мечтой.

Готовясь к событию, я прочитал её книгу и увидел перед собой именно такую МакSим, какую представлял: как на письме не сквозила фальшь, так и в реальности Марина была приветливо настоящей. Я рад, что с самого начала сумел подобрать правильные слова, хотя тут нет никакого секрета: вести разговор с тем, кого хорошо знаешь, всегда приятно и просто, а после книги ощущение давнего знакомства уже не покидало.

Если вы ещё не видели популярный ролик, в котором красно-белые ультрас в родной для МакSим Казани выдают могучий саунд, стройно скандируя «Знаешь ли ты», скорее сделайте это. Я же сделаю вот что: прямо сейчас прыгну в DeLorean DMC-12 и махну в прошлое, в эпоху чистых влюблённостей, когда «Нежность» и «Мой рай» ставили на повтор (и когда все мои ровесники грезили повстречать такую, как МакSим), чтобы показать самому себе в той незабвенной исчезнувшей были эти милые карточки, на которых мы так привлекательны, что никто не заметит микроволновку…


ВИКТОР ГУСЕВ

Его знаменитый голос – мой пропуск в детство. В 17 июля 1994 года, когда семилетний мальчишка увидел первый в жизни футбол, подсев к деду и сразу попав на серию пенальти финала Чемпионата мира. Голос произнёс тогда имя Роберто Баджо, ставшее для меня магическим. Кто мог подумать, что 20 лет спустя я исполню мечту всей жизни и буду желанным гостем в доме своего героя, одного из величайших футболистов в истории. Кто мог представить, что моя коллекция, посвящённая Баджо, начавшаяся с журнала «Мир спорта» в далёком 95-м, сегодня будет крупнейшей в мире среди аналогичных и преодолеет солидный рубеж в 1500 предметов. Кто мог предположить, что 12 сентября 2017 года я буду вести презентацию книги человека, который во время той памятной трансляции озвучил на родном мне языке самый трагический эпизод в карьере легендарного итальянца…

Гусев – это драгоценные слова и звуки невозвратных лет. Это журнал «Матч», первое цветное издание о футболе в России, редактором которого он был. Я зачитывался «Матчем» до рези в глазах и бесконечно перелистывал приятно пахнувшие страницы, я помню их наизусть и храню, как преданный любовник-архивариус. Это сотни матчей, от которых ползла вверх моя температура, ради которых я вымаливал у родителей полуночные посиделки перед телевизором в эру прилипчивой школы. Это время, когда подражая Гусеву и его коллегам, я комментировал футбольные баталии, существовавшие только в моей голове, записывая их на бобины катушечного магнитофона, и озвучивал матчи с главным другом детства Антоном: две ели возле соседней девятиэтажки служили нам воротами, а воображение дорисовывало громаду стадиона с билетными кассами и возбуждённой толпой, шум беглой разминки и главных кудесников, таившихся под трибунами в ожидании, когда рыжий мальчуган, подмигивая ровеснику, примется нараспев выкликать их имена, словно древние заклинания.

А ещё Виктор Гусев – это авторская программа «Парижские таймы», выходившая в разгар Чемпионата мира по футболу 1998 года, который я смотрел уже полностью, жадно впитывая всё, что мотыльками стучалось о его сияние. Представьте ребёнка, напружиненного, как голкипер, когда с экрана старенького телевизора начинала звучать концовка трека «Atomic» группы «Blondie» из рекламного шедевра «Кока-колы». Ведь дальше всегда следовала футбольная трансляция! Ничего лучше «Парижских таймов» я так никогда и не увидел. Оцифрованные с побеждённых, но не умерших VHS-ок, девять выпусков культовой программы всегда уносят меня в лучшее из времён. В своей книге «Нефартовый» Виктор Гусев признаётся, что «Парижские таймы» ему приснились. И я не знаю, что может точнее и тоньше охарактеризовать и его самого, и то, чем был для целого поколения выросших в 90-е мальчишек талант этого большого усатого добряка.

Напоследок о волнении: быть ведущим, когда рядом с микрофоном в руках сам Гусев, – серьёзный профессиональный вызов. Но за минуту до старта я рассказал ему о своей поездке к Баджо (зная, что однажды Виктор Михайлович тоже смог подружиться со своим кумиром – выдающимся музыкантом Иэном Андерсоном), а потом даже заслужил удивлённое: «Алексей, вы настолько всё знаете, словно мы с вами вместе писали книгу!» Буду этим гордиться. Приятно, когда тщательная подготовка к событию оправдывает себя.


Презентации книг известных людей, которые не являются при этом профессиональными писателями, – особый формат. Я сумел подробно изучить его на практике, проанализировать отличительные черты, тонкости и сложности, выработал собственную методику ведения. И продолжаю относиться к подобным мероприятиям с особым трепетом, потому что именно на них ведущий и филолог во мне ликуют в равной степени.

Впереди новые кастинги, к которым я готов.
Любимому «Эксмо» в лице Евгении Дашкевич неизменное спасибо за доверие!